elkziz, эльмира газизова, elmira gazizova

elkziz


Think about not what you can sell but what sells itself


Previous Entry Share Next Entry
Не зная броду, не лезут в воду
elkziz, эльмира газизова, elmira gazizova
elkziz
Глядя на те мучения, с которыми нынешнее российское IT пытается нащупать дорогу, которая бы не привела к очередной пропасти, я уже просто считаю своим гражданским долгом высказаться и по этому поводу. Нас и сверху и снизу, да и со всех других сторон тоже, уже довольно давно призывают к диверсификации, модернизации и инновации. Все уже поняли, что на нефти если можно еще более менее неплохо прожить, то это еще лет двадцать, а потом, если ничего не делать, грянет такой кризис, что врагу не пожелаешь. Всем вполне очевидно, что если и начинать что-то делать, то уж без IT тут никак не обойтись. Но на этих очевидностях процесс анализа почему-то останавливается и, в лучшем случае, мы начинаем, как всегда, копировать то что есть у "них".

Из трех поставленных задач: диверсификация, модернизация и инновации (в порядке усложнения) – наиболее интересна последняя. Две первых, по природе своей, задачи вынужденные. Чтобы выжить, нам нужна диверсификация экономики (отход от нефтяной зависимости), а успешную диверсификацию можно провести только средствами модернизации. Будучи оптимистом, я считаю, что это произойдет почти само собой – просто в силу инстинкта самосохранения – захотим выжить, значит, волей-неволей придется и диверсифицироваться, и модернизироваться. Но ведь мы не хотим просто выживать. Мы же хотим рвануть, и не просто, чтобы опять оказаться «в области балета… впереди планеты всей», а чтобы и нам самим, и, следовательно, всем остальным в мире стало жить веселее и лучше. Не правда ли? И не только ведь хотим, а даже имеем к этому некоторые предпосылки. А вот тут и нужна инновация, а в области инноваций полагаться приходится не на невидимую руку рынка, а на разум и творческую энергию. Как разбудить творческую энергию – это и для меня загадка, а вот проанализировать где же и как мы можем «рвануть» мне кажется как раз самое время.

Как и принято, попробуем начать со стандартного SWOT анализа инновационного потенциала нашего российского IT. Не обещаю, что мне удастся довести это дело до конца, тем более, что части, связанные с Opportunities и Threats сподручнее было бы разрабатывать практикам. Так что сейчас я попытаюсь сосредоточиться на общей картине, а прежде всего, на Strengths и Weaknesses, в надежде на то, что это положит начало дискуссии, в результате которой можно будет дополнить и окончательно сформировать части Opportunities и Threats.

Для начала поделюсь моей общей тревогой, касательно настроя на инновации в современной России. Мне кажется, нам сильно мешают жить рудименты советской эпохи, а теперь уже и элементы нового ура-патриотизма. Слишком много дискуссий на тему развития России имплицитно исходят из посылки о том, что у нас должно быть все свое, и при этом самое лучшее. В условиях раскола мира на два враждебных лагеря это желание было не только разумно, но и жизненно необходимо. Но времена ушли, а привычки остались. Мы все еще слишком болезненно относимся к тому, что в России не все самое лучшее и не все самое красивое. А что самое плохое, начинаем обижаться на тех, кто нас опередил и подозревать их во всяческих злонамеренностях. А злого умысла как такового с их стороны и нет никакого – just business – как они сами же и говорят. Не пора ли и нам, спокойно, без обид, оценить где именно мы находимся и не кидаясь в крайности, определить, какие именно у нас имеются ресурсы для дальнейшего развития? Иначе так и застрянем в слепом копировании зачастую ненужных нам самим вещей и сами же себя замучаем комплексами вторичности и неполноценности.

Итак, разберемся, где же находится Россия применительно к произошедшей цифровой революции. Начнем с общего положения о том, что на самый праздник мы уже не попали. В период взрывного развития цифровых технологий (конец 80-х – начало 2000-х) мы разбирались с собственными проблемами и несмотря на то, что в какой-то момент пытались даже догонять прогресс (вспомним например «Правец» как проект, поднимавшийся в рамках СЭВ), но продолжать эту гонку не смогли «по объективным причинам». Нам уже не удалось получить сколь-нибудь значимую долю мирового IT рынка. Здесь важно опять не впадать в крайности и понимать, что мы здесь не одни – точно так же сгинули и независимые проекты многих других стран - французский Minitel (помимо всего прочего, еще и малоизвестный ныне провозвестник интернета), смыло и итальянцев с Olivetti, так же исчезли и британские Sinclair и Amstrad, там же оказались, например и бразильцы с их государственной программой компьютеризации, а у них ведь даже свои бренды были (Labo, Sid, Scopus, Prológica и др.), ну а японцев, имевших на тот момент и прорывные технологии и производственные мощности, вообще напрямую к рынку PC так и не допустили. Так что мы тут не в самой плохой компании. Японцам, например, должно быть гораздо обиднее.

Так или иначе, безусловное доминирование США в области компьютерных технологий было осуществлено жестко и чрезвычайно эффективно. В отношении железа ситуация стала выглядеть примерно так – американские разработки, американский IPR – тайваньское производство. Позже, к производству понемногу допустили сначала Южную Корею, а затем и КНР. Японцам же в сфере IT оставили их внутренний рынок и не стали прогонять с рынка бытовой аудио-видео аппаратуры и всяческих игрушек. Даже старушка Европа выглядит на этом фоне крайне кисло – кроме Ericsson и Infineon ничего значимого на ум не приходит (Nokia же совсем отдельный случай). Разумеется это очень грубая картинка, ни в коем случае не претендующая на сколь-нибудь исчерпывающий анализ истории формирования рынков IT, но для основного вывода нам её достаточно.

А вывод вот какой – на рынке компьютерного железа, в особенности в том, что касается полупроводников, ни одна страна, за исключением США не имеет такой тотально доминирующей позиции. В области инновационных разработок в этой области традиционно хороши позиции у Японии, но независимого выхода на рынок у них нет. Сходно, хотя и не совсем идентично дела обстоят и в области телекоммуникационного железа. Ну ладно, а что же с ПО? Здесь все еще хуже, но зато еще яснее – я не могу назвать ни одного мало-мальски заметного разработчика софта помимо американских. Да, небольшая часть узко специализированного и зависимого от местного языка и условий софта может производиться на месте, помимо крупных американских корпораций, но погоды это не делает. Итак, вывод: в IT в том виде, в котором мы его знаем тотально доминируют США, и даже NASDAQ почему-то тоже у них, а не у нас.

Но стоит ли посыпать голову пеплом и рвать на себе волосы по этому случаю? Упустили? Пропустили? Да вряд ли. Не было у нас особых шансов. Не имея собственных прорывных технологий в области полупроводников, не имея собственных рынков сбыта и умения продавать, нам собственно и рассчитывать было не на что. Единственное, о чем можно пожалеть, так это о том, что в софтовом секторе, где действительно имелся серьезный потенциал, время упущено безвозвратно. Здесь, чисто теоретически, были те самые мозги, те самые «талантливые русские программисты», которыми так принято гордиться и которые утекли при первой же возможности в американские же корпорации. Проблема была как раз в том, что, кроме мозгов, как таковых, ничего другого не было – ни капитала, ни выхода на рынки, ни знания конъюнктуры рынка, ни умения продавать, ни спокойствия и уверенности в стране – абсолютно ничего. Пусть это будет и всем нам уроком, и первым позитивным выводом: одних мозгов мало – они без соответствующих условий утекут и поминай как звали.

Но вместо того, чтобы сожалеть о сбежавшем молоке, стоит наверное посмотреть на, хотя и редкие, почти единичные, но все же имеющие место истории успеха. Мы все же имеем два бренда мирового уровня на рынке потребительского софта – это ABBYY и Kaspersky. И это само по себе похоже на чудо. Мало кто может гордиться тем, что подвинул американцев в софте. Но именно потому, что эти успехи так невероятны и стоит не просто гордиться, а повнимательнее посмотреть на то, как удалось этого добиться. Прежде всего, и в том, и в другом случае удалось проникнуть в те ниши, до которых у них просто руки не доходили.

В случае с ABBYY мы просто вынуждены были заниматься словарями и оцифровкой на языке, отличном от английского, создав попутно конкурентоспособный и кое в чем даже превосходящий программный продукт. Очень похоже на китайцев, которые вынуждены были изощряться в области handwriting recognition просто по причине того, что с клавиатурой им сложнее работать. Вот первый путь к успеху – делали для себя, на внутренний рынок, в спокойной обстановке и при отсутствии жесткой конкуренции, и попутно получили что-то нужное всем.

С Касперским же история посложнее – не секрет, что весь его бизнес вырос из оборонки и КГБ, но как именно – я уж и думать-то боюсь. Интересно, однако, что если в случае с Касперским можно предположить какой-то продуманный план, то ABBYY скорее всего просто свезло. Второй раз так не повезет. В любом случае, эти две фирмы, плюс может быть еще несколько рангом пониже (SPB Software, например), обладают уникальным опытом продвижения, продаж и поддержки софта на мировом рынке и опыт этот нужно перенимать активно. Но если по части наступательных действий у нас успехи не велики, то оборону мы держим очень даже неплохо.

Поразительно, но в том, что касается, прежде всего, интернета России удалось удержать внутренний рынок почти полностью. Шутка ли, что Россия почти единственная страна помимо Китая, удержавшая собственный поисковый рынок! Удалось и удержать собственную аудиторию в собственных же социальных сетях. Интересно, что здесь уже прослеживается некий план. Все более-менее стоящие начинания инета немедленно портируются в рунет, а упущенные сервисы с преобладающей русскоязычной публикой последовательно скупаются российскими фирмами.

Я уж не знаю насколько этот процесс координируется и какими именно структурами, но, по результату судя, делается это достаточно успешно. Беда только в том, что оборонительных действий явно недостаточно для перехода в наступление. Но все же радует тот факт, что в условиях, когда присутствует востребованность – написать соответствующий софт даже в нынешней России – не проблема. Стоящие программисты несмотря на все утечки еще остались. А еще, неплохо было бы проанализировать, куда именно утекли наши мозги, где и на кого они сейчас работают – это бы сразу дало картину тех секторов программирования, в которых у нас есть еще перспективы. Но хватит о прошлых заслугах. Действовать-то придется в сегодняшнем мире. Именно для сегодняшней обстановки придется подбирать ниши в которые еще можно проникнуть и искать те конкурентные преимущества, которые могут пригодиться для этого.

А ситуация в сегодняшнем IT очень нелегкая. Все уже есть, все уже было – приблизительно так можно охарактеризовать нынешнее положение дел. Поставим вопрос так – имеется ли еще в IT прорывной инновационный потенциал применительно не только к России но и в целом в этой индустрии? После периода взрывного развития, который был в IT в 90-х годах, сохранился ли еще до сих пор потенциал инноваций в этой области или все что можно сделать уже сделано? Имеется ли еще в этой области потенциал для качественно развития? Если да, то где? Ответ неутешительный.

По части железа глупо ожидать ажиотажного спроса прошедшего десятилетия – дефицит сменился переизбытком. В области софта не только определились и сформировались все типы и жанры, не только произошло уже два витка укрупнения, но и само ПО развилось до такого состояния, что даже апдейты уже не несут новой функциональности. Практически все уже занято и практически монополизировано, так что пытаться прорываться в уже занятые области было бы самоубийством. Ничего похожего на девяностые в IT уже наверняка не будет, но все же остались некие лакуны, заняв которые можно укрепиться там на последующие десятилетия. Не вдаваясь сейчас в подробности (аргументацию нужно будет развернуть отдельной статьей) попробую перечислить те области, где в IT должны все же в обозримом будущем произойти заметные подвижки:
  • LBS и geolocation вцелом – взрывной рост пропорционально увеличению емкости носимых аккумуляторов и уменьшению энергоемкости GPS приемников
  • • Изменение формфактора – окончательный уход от концепции настольного PC и отделение систем отображения от вычислителя и устройств хранения данных и интеграция систем отображения с GPU – потребует создания широкополосных беспроводных каналов передачи видео данных на короткие расстояния (что-то вроде широкополосного Bluetooth)
  • • Расширение зоны применения миниатюрных датчиков и создание на их базе интегрированных систем мониторинга, управления и автоматизации - от систем Smart Home до мониторинга состояния здоровья, появление обширных массивов данных, на основе архивных показаний таких датчиков
  • • Дальнейшее расширение Backbone каналов передачи данных
Как видим, список небольшой, и, хотя он и не претендует на полноту, но вряд ли существенно пополнится. В то же время, я была бы очень рада, если бы читатели набросали бы свое видение тех областей, которые будут неизбежно развиваться в ближайшее время, ведь именно в этих областях есть шанс не только успеть вовремя, но и составить достойную конкуренцию, а в случае успеха, заполучить и часть будущего рынка.

Ну а теперь собственно SWOT применительно к этой диспозиции.

Strengths – так чем же мы сильны?
Прежде всего, уже упомянутыми мозгами, но только не нужно забывать, что мозги – это не природный ресурс и требует постоянного возобновления, а при нынешнем, крайне прохладном отношении к образованию (не только высшему и техническому, а по всей цепочке) мы рискуем это преимущество потерять безвозвратно и уже в самом ближайшем будущем.

К этому примыкает и еще один, достаточно парадоксальный фактор, а именно, достаточно мягкое отношение российского государства к теме копирайта. Практически во всех сферах, где ПО является средством производства, в России его можно получить почти за бесплатно. В результате почти повального использования пиратского софта удается поддерживать достаточно высокий уровень профессиональных пользователей. Практически не существует имущественного барьера для обучения работе с профессиональным ПО.

Мы не носители английского языка, а поэтому вынуждены нарабатывать не только инструменты работы с другими языками, но и изначально поддерживать многоязыковой интерфейс.

Следующие два сильных свойства связаны с тем, что NASDAQ находится все же у них, а не у нас. Как это ни парадоксально, но это, в определенной степени нам же и на пользу. Бессчетное количество инвестированных денег позволяло и позволяет американскому IT годами развивать проекты не только не приносящие прибыли, но даже не имеющие какой бы то ни было бизнес модели и даже схемы монетизации. Отсутствие такого потока денег в наших условиях привело к тому, что по большей части российский IT бизнес выглядит гораздо здоровее. Здесь инвестор требует отдачи практически немедленно так что волей-неволей выживают только те, кто имеет более-менее здоровую бизнес модель и каналы монетизации. Помимо этого, в таких условиях продолжалась славная советская традиция извлекать аналогичные результаты из весьма ограниченных ресурсов. Умение оптимизировать и решать сложные задачи простыми и подчас парадоксальными средствами, похоже все еще сохранилось.

Еще одно преимущество, по-видимому, заключается в том, чтобы мобилизовать те смежные области высоких технологий, в которых у России все же есть либо прорывные технологии, либо хотя бы твердые позиции. Самое очевидное здесь, это аэрокосмические технологии. У России есть возможность относительно недорого запускать любые типы спутников. ГЛОНАСС все же до сих пор остается второй по покрытию констелляцией и при небольших усилиях может наконец-то достичь полного покрытия. Но, помимо этого существуют еще и телекоммуникационные спутники, спутники слежения, и т. д. и т. п. Следующей по очевидности, наверное, будет сфера радиолокации, поскольку страна, с переменным успехом поддерживавшая ядерный паритет в период холодной войны, ну просто не могла не иметь радиолокацию на должном уровне. Наверняка, если поискать, найдется еще с полдюжины смежных отраслей, где можно скомбинировать имеющиеся преимущества.

Weaknesses – А теперь о грустном – слабых мест у нас все же больше, чем сильных, но это еще не повод не пытаться их проанализировать. Парадоксально, что одни и те же вещи в некоторых аспектах способствуют появлению сильных сторон и, в то же время являются причинами слабостей. Не будучи носителями английского языка, мы вынуждены его учить и, как правило, знаем его не так уж и хорошо, во всяком случае, не думаем по-английски, а для программирования это существенно, поскольку как сами языки программирования основаны на английском, так и разрабатываются они в основном англоязычными, и, как следствие самая свежая специальная документация всегда на английском.

Меня искренне бесят те «программисты», которые дожидаются появления переводов мануалов и хелпов на русский, будучи не в состоянии прочесть их в оригинале. Исключительно с целью уничтожения этой группы готова выступить с инициативой о запрете перевода на русский язык документации к языкам программирования и публикации и распространения на территории Российской Федерации таковых переводов. Вслед за плохим знанием английского идет и незнание реалий англоязычной, прежде всего, жизни, что естественно затрудняет и перевод и адаптацию готовых программных продуктов. А выход на внешний рынок просто жизненно важен для инновационного прорыва – в отличие от огромного и богатого англоязычного рынка, совершенно гигантского, но бедного, китайского, внутренний рынок России и удивительно мал и не настолько насыщен дармовыми деньгами, чтобы поддерживать и стимулировать инновации.

При этом, то же самое, расслабленное отношение к копирайту, что дает нам преимущество на одной фазе, может сыграть и злую шутку на другой, а именно, еще более сужает возможности реализации российского ПО на российском же внутреннем рынке. Да и помимо этого необходимость легального приобретения средств разработки для продажи конечного продукта в страны с более жестким отношением к копирайту может поставить гораздо более высокий входной барьер для начинающего бизнеса – ведь приобретать придется все и единовременно, а не постепенно, как это было бы при нормальном ходе событий.

Отсутствует так же и нормальная интегрированная система e-commerce, которая бы позволила легко и просто продавать российские программные продукты на внешнем рынке. Тот факт, что российские программисты не избалованы дармовыми венчурными деньгами определяет и то, что ожидать крупных единовременных вливаний капитала российскому IT просто не приходится. А это означает принципиальную невозможность ни осуществления резких рывков, ни захвата и удержания перспективных, но пока еще не прибыльных сегментов рынка, оставляя только тактику ползучего продвижения.

Но, пожалуй самым жестоким препятствием для российского IT в целом является тот факт, что не имея никакой доли в производстве и разработке ITшного железа мы вынуждены целиком и полностью зависеть от его производителей и не в состоянии никак влиять ни на характеристики производимого железа, ни на сроки его появления на рынке, а так же вынуждены полностью зависеть от технических описаний, предоставляемых производителем.

Этот список, к сожалению, наверняка окажется неполным, но только реалистичное понимание собственных слабостей позволит не попадать в заведомо проигрышные ситуации и не растрачивать довольно ограниченные ресурсы на заведомо невыполнимые проекты.

Ну вот, пусть кривой, пусть корявый, но первый набросок Strengths Weaknesses вроде бы получился, а вот с Opportunities Threats мне одной разбираться значительно сложнее. Я уж достаточно долго не участвую в разработческом бизнесе, я его только консультирую, поэтому тот настрой мысли, который только и позволяет увидеть открывающиеся возможности у меня слегка притупился. Я могу эффективно делиться опытом, но снова вынюхать бизнес возможность, а потом нырнуть туда с головой я уже наверное больше не смогу. Поэтому, дорогие читатели, вся надежда на Вас. Я лишь коротко обрисую самые очевидные возможности и угрозы, а Вы пожалуйста, приходите на помощь в поиске новых возможностей, ведь это же нам всем будет на пользу. А уж угрозы для реализации возможностей мы постараемся просчитать вместе.

Opportunities – или куда еще может быть успеем просочиться.
Естественно, первое, что приходит на ум, это LBS, вырастающие из сочетания программистских ресурсов и спутников ГЛОНАСС – здесь можно попытаться предложить такие уникальные сервисы и по такой цене, что конкурентам просто не удастся что-либо сделать. Но делать нужно прямо сейчас. И вот только не нужно опять увлекаться производством отечественных ГЛОНАСС приемников весом в полкило – никуда кроме вооруженных сил они точно не пойдут. Пытаться сейчас делать свое гражданское железо для ГЛОНАСС – верх глупости и расточительства. Затем, коммуникационные спутники – тут, может быть, стоит даже и в железо вложиться, если целиться не на уже заполненные рынки развитых стран, а на развивающиеся рынки.

В любом случае, при грядущем расширении пропускной способности цифровых сетей российские возможности по запуску их спутников не останутся невостребованными, но уж очень не хочется оставаться всего лишь извозчиком. Беда только, что похоже и эту возможность мы уже понемногу упускаем (http://www.comnews.ru/index.cfm?id=40417).

Какие сервисы, основанные на массивах данных со спутников слежения позволит нам сделать министерство обороны – трудно предсказать, но то, что здесь есть хорошая возможность для развития, это очевидно. Удастся ли реализовать заделы в области радиолокации – тут у меня фантазии просто не хватает, подскажите, если кто разбирается в теме, есть там золотая жила или уже отвал один.

Двигаться в сторону датчиков, медицины, Smart Home и пр. нужно обязательно, но для начала нужно разобраться прежде всего в том, почему, при наличии технической возможности, такого рода проекты широко не идут у них – причины могут быть разные, от юридических и до картельного сговора, но если сдерживающие факторы присутствуют только у них, а у нас отсутствуют, то это наверняка золотое дно. А вот в грядущее изменение формфактора нам уже вряд ли удастся влезть, все по той же причине полного неучастия в рынке железа. Хотя, если начать агрессивно скупать, скажем, Тайвань, то чем черт не шутит.

Threats – или как нас будут не пускать. Не пускать нас будут, и не потому, что враги, а потому, что конкуренты. Будут стараться выдавить всеми доступными способами и тут страховаться нужно прежде всего от опасностей, исходящих из незнания их реалий – юридических, правовых, маркетинговых и т. д. Упаси Боже опять начать вести себя там как слон в посудной лавке. И, принимая во внимание, что доступной будет только ползучая тактика, видимо придется находить какие-то формы взаимовыручки и поддержки самим российским фирмам, пытающимся выйти на мировой уровень. Иначе поодиночке просто затопчут. Хотя самым страшным кажется зависимость от чужого харда, но мне почему-то кажется, что при умении портировать все подо все, и реверс-энжинерить все что под руки попалось, тяжесть этой проблемы можно существенно снизить.

Помимо знания областей IT, где еще возможно возникновение прорывных технологий, четкого понимания своих сильных и слабых сторон, что же все-таки еще нужно для производства инноваций? Какие именно компоненты являются необходимыми для успешной реализации инновационных проектов и каких именно нет в России? и т.д. и т.д. и т.д.

Надеюсь что статья породила у вас больше новых вопросов, чем ответила на уже существующие – поделитесь ими! Потому что «правильно заданный вопрос - уже половина ответа».

  • 1
Приятные новости:
12 октября 2010 года введен в эксплуатацию спутник №737 орбитальной группировки российской глобальной навигационной системы ГЛОНАСС, последний из трех навигационных спутников системы глобального позиционирования ГЛОНАСС, запущенных в космос с Байконура 2 сентября с помощью ракеты-носителя "Протон-М". За день до этого, 11 октября, началось целевое использование спутника №738, а спутник №736 штатно работает в системе с 4 октября.
Всего в настоящее время в орбитальной группировке ГЛОНАСС находится 26 спутников.
В системе ГЛОНАСС используется по целевому назначению 21 космический аппарат; 3- временно выведены на техобслуживание; 2 - в орбитальном резерве.
До конца нынешнего года планируется вывести на орбиту еще четыре навигационных спутника: три типа "Глонасс-М" и один - нового поколения типа "Глонасс-К".

source http://www.federalspace.ru/main.php?id=3&nid=13077

"осуществлён успешный запуск трёх космических аппаратов по системе ГЛОНАСС. Таким образом, у нас на орбите стало 24 спутника плюс два резервных. В ближайшее время должно быть запущено ещё три космических аппарата и в декабре текущего года ещё один. Таким образом, на орбите будет 28 плюс два резервных - 30. Полная группировка, для того чтобы работать глобально."
source http://premier.gov.ru/events/news/12011/

  • 1
?

Log in